Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

fall

"Отверженные"-2

Внезапно, Мариус - сталкер! Вот так романтическая история.
Натуральный маньяк, особенно в части, где он разозлился на Козетту за то, что ветер задрал ей подол. И когда нашел платок и решил, что ее зовут Урсула. А уж когда проследил за ней до дома! А-а-а-а!
Ну да, психологический портрет соответствует: не пьет, не курит, девственник, ест мало и режимно, скромен, опрятен, учится прилежно, работает много.
Там два похожих трезвенника, и если Мариус - маньяк бытовой, то Анжольрас - маньяк, если можно так выразиться, социальный:)
fall

Фен Шуй (Дом 3)

Золото лежит на виду
Чтобы воры взяли и сразу ушли
Не тронув хозяев
По-настоящему ценные вещи
Прячутся в коробках из-под конфет
Съеденных в лучшие времена
Или во времена невзгод
Когда папа и мама
Берегли друг для друга последнее
"Ты не будешь? - Нет, ешь. - Спасибо!"
Ящики детских сокровищ
Портреты умерших близких
Рисунки взрослых детей
Вещи, хранимые в благодарность
За то, что светили, когда было темно
Кольца на пальцах
Золото в сердце
Воры ушли
Не взяли и золота.
fall

Эффект Барнума

Игра называется "Свободная зона" и состоится в апреле. А темный блок уже прет:)

Последнее дело Ганса Лингера


Небольшой городок в Пиренеях. Бар. Полутьма. И 1945 год.
Герр Лингер не пьет. Герр Лингер сидит на высоком табурете рядом с каким-то чиновником в пиджаке и разводит его на разговор. Просто так. Потому что ему надо практиковаться.
- А вот еще есть дилемма дракона, знаете?
- Да идите вы! - чиновник хихикает и наливает себе в бокал. - Вы не пьете?
- Да, я не пью.
- Ну все равно, будем знакомы, - чиновник поднимает бокал. - Сэмюэл Хант, налоговая инспекция. Здесь в отпуске. По здоровью.
[подкатик]- Коллега! Ганс Лингер, отдел взыскания. Тоже в отпуск приехал.
- Так что это за дилемма дракона?
- Да так, дракону принцессу надо отдать, или весь город погибнет.
- Во бля! - умиляется чиновник. - Хуясе сказочки. А еще есть?
- И еще есть. Вы знаете... вообще-то я из гестапо. Не пугает?
- А чего вас, мертвых, бояться? - говорит чиновник и внезапно смотрит на герра Лингера острым, пронзительным взглядом из-под белобрысой челки.
- Так, так. Странный вы человек, Сэмюэл Хант, - говорит гестаповец, чтобы выиграть время. - Правда, что ли, не знаете за дилеммы?
- Знаю не знаю, а вы рассказывайте. Раз уж подошли, - "чиновник" довольно выразительно тянется к поясу, как будто у него там кобура. Ганс проверяет боковым зрением. Кобура есть.
- Вот есть еще такая. Скажем, если бы вам предложили на выбор, кого убьют - вашего сына или вашу дочь?
Человек в пиджаке вдруг садится совершенно прямо и глядит Лингеру в глаза. Пальцы на кобуре.
- Позвольте, я вам другой выбор предложу. Сердечный приступ или инсульт? Левый глаз или правый? Печень или почки? Какую смерть вы предпочитаете - быструю или долгую?.. Вот видите, Лингер, теперь я о вас многое знаю. Вы сердечник, правша и хотели бы умереть от старости. Это новый метод допроса, герр Лингер, разработанный в американском цирке Барнума. Он называется "холодное чтение". Когда я спросил "инфаркт или инсульт", ваш палец невольно указал на сердце. Ваш правый глаз дернулся раньше, чем левый. На слове "долгую" вы кивнули.
- Вы из американской разведки?
- Не имеет смысла этого скрывать, герр Лингер. Мы на нейтральной территории.
- Ваш метод представляется мне несколько неэффективным, мистер Хант. Ну, сколько имен я должен перебрать, чтобы на нужном мой информант кивнул? Гораздо проще воткнуть в него иглу.
- И он скажет первое попавшееся имя.
- А вы что предлагаете, Хант?
- Прежде всего - сделку, герр Лингер.
- На сделку никто не пойдет. Никто не будет иметь дела с наци. Так, кажется, вы нас называете?
- Неважно. Именно для этого нужны все эти предварительные разговоры. Человек думает, что он одержал над вами верх, и начинает безудержно трепаться. Выдавая все свои страсти и душевные тайны. И проблемы со здоровьем. И страхи. А вот потом...
- Потом что?
- Потом, герр Лингер, мы спускаемся медленно и ебем все стадо, - Сэмюэл Хант пьяно смеется, крутя в руке бокал с виски. - Налить вам?
Ганс медленно опускает руку.
- Налейте... пожалуй. Немного ведь не вредно?
- Да уж не сопьетесь, я думаю. Не успеете. Капитуляция Германии близко.
- В нашем городе объявился убийца, Хант.
- Да-а-а-а? Какие новости. В вашем городе полно убийц, Лингер. Весь город убийцы.
- Нет, не то, мистер Хант.
- Можете называть меня Сэм.
- Сэм. В нашем городе кто-то убивает девочек. Одиннадцати-тринадцати лет. Топит их в озере.
- Вам-то что? Вам рассказать, сколько людей ежедневно погибают в Аушвиц?
- Аушвиц далеко, Сэм. А девочки вот они. Прямо рядом. Одна из них приносила мне молоко по утрам.
- Как трогательно. Выживете - напишете мемуары.
- Мне нужна помощь, мистер Хант.
- И почему я должен вам помочь?
- У меня есть информация для вас.
- Вы... что?! Вы, член НСДАП, сдадите мне своих?!
- Откуда вы знаете, что я член НСДАП?
- Все гестаповцы состоят в партии, простите, вы думаете, мы в США вообще мышей не ловим?
- Мо-о-о-оу!
Они оборачиваются к двери. На пороге стоит гигантских размеров кот, в зубах у него жирная крыса.
- У меня, - твердо повторяет Ганс, - есть информация, которая сможет заинтересовать Америку.
- Что ж, хорошо. Только в таких делах, герр Лингер, "холодное чтение" бессильно. Вы не можете допросить весь город. Нужно другое. Криминалистика, дактилоскопия, профайлинг. Могу я осмотреть тело?
- Сейчас не можете. Тело в городском морге, а это, знаете ли, не круглосуточный бар. Впрочем, можете спросить меня. Я помню... подробности.
- Их резали?
- Душили. На горле круглые синяки, как от пальцев.
- Девочка, которая приносила вам молоко. Что вы можете о ней вспомнить?
- Ну, она была из бедной семьи. Родители алкоголики. Кажется, у нее были младшие братья и сестры. Руки бывали в синяках, но сама чистенькая. Улыбалась всегда.
- Bitch! - Сэм громко ругается в воздух. - Вы меня зацепили. У меня дочь, знаете. Того же возраста.
- Я вам не говорил возраст.
- Вы сказали. "Убивает девочек одиннадцати-тринадцати лет".
- Да, в самом деле. Что это я, - Лингер заглядывает в бокал. - Налейте еще.
- Конечно.
- Что еще могу вспомнить... Она говорила, что родители задолжали компании. Ну, местному заводу. Она пыталась выплатить их долги, а денег хватало только на то, чтобы кормить младших.
- Так, так. Знакомая схема.
- Схема?
- Да. Таких девочек часто вовлекают в... неприятные занятия. Воровство, проституция.
- Кто?
- Да разные... крысы. Bitch!
- Что такое?
- Да чертов кот только что кинул крысу мне на колени!
- Да вы пьяны, Сэмми.
- Посмотрите сами.
Сэм выкладывает на барную стойку крысиный труп. Голый розовый хвост свешивается вниз. Герр Лингер внимательно осматривает животное.
- А где кот?
- Да смылся уже, что он вам, сидеть тут будет? Принес, бля. Добычу, бля. У меня такой же был там, в Аризоне.
- Думаете, этот... мудак, - герр Лингер давно не пользовался подобными словами, поэтому употребляет с осторожностью, - предлагал ей много заработать?
- Ну а как еще, она же не пошла бы с первым встречным. Такие девчонки знают жизнь, герр Лингер. Их нельзя подпоить и развести, они на это не купятся. А для того, чтобы совершить то, что он совершил, он должен был завести ее в место, где никто не увидит и не услышит, и откуда бежать слишком долго. Вот и осмотрите все такие места. Тут их должно быть немного.
- И что мне это даст?
- Может быть, найдете какие-нибудь улики. Бантик с платья там, оброненную заколку.
- Времени нет.
- И то верно. Времени у вас уже нет. А руки у нее отчего были в синяках?
- Родители били. Наверное.
- Вы должны знать точно, а не "наверное".
- Да нет, родители у нее вроде тихие были. Так, спивались потихоньку. Отец на углу клянчил. Мать, вроде она говорила, дома лежала постоянно. С мигренью.
- Так. Понятно. На каком углу?
- На городской площади. Рядом с лавками.
- Лавками?
- Ну, магазинами. Где вся еда.
- И на что же он клянчил?
- На еду детям.
- А алкоголь где добывал?
- Да так. Угощали его.
- Что, много кто угощал?
- Там куча народу была, что я, всех рисовать должен?
- Ничего вы мне не должны, герр Лингер, это вы попутали.
- Это воровской жаргон?
- Я, знаете, тоже в свое время потерся кое-где на углах. Набрался нехорошего, наверное, - Сэм расстегивает пуговицу у воротника, ослабляет галстук. Гулять так гулять. - Из тех, кто ему подносил, кто-нибудь привлек ваше внимание?
- Не помню.
- Вы сказали, у вас есть информация. На кого? Мюллера? Бормана? Геринга?
- На Менгеле.
- Ах, стоп, интересно. Впрочем, это ерунда. На Менгеле у нас и так куча информации.
- Я общался с ним довольно тесно. Вам может пригодиться.
- Ладно. Давайте дальше. Девочка подходила к отцу, когда он клянчил на углу?
- Пару раз.
- Рядом был кто?
- Какой-то хрен терся.
- Рисуйте, - Сэм достает блокнот и ручку.
- Откуда вы знаете...
- Неважно. Рисуйте. Фигуру и лицо. Вас всех в школах учили рисовать, это-то уж я знаю... Ух ты, как точно, - Сэм вырывает страницу из блокнота, подает Гансу. - И вот он вам, ваш убийца. Ловите и допрашивайте, городок маленький, все друг друга знают. А я пойду домой. До завтра.
- Сэмми?
- Да.
- Эти тибетские иглы. Мне подарил их лично Менгеле. Возьмите. Там должно быть много интересного.
- Спасибо.
- До завтра, Сэм.
fall

(no subject)

Бедный Мультисрань. За последние несколько дней он уже не раз падал, ругался знаками псевдографики и даже предлагал сохранить себя на диск. То ли не был готов к такому наплыву посетителей после убийства яндекс-словарей, то ли решил сделать гостям приятное, и вот упс. "Новый сервер работает в тестовом режиме". Работает... не работает... работает... не работает...
fall

Про Мунлайт

Кто это вообще писал? Как в это кто-то решился вложить деньги? КАК оно продержалось 16 серий?!
Я давно не видела такой изжеванной жвачки в диалогах (пара гиковских шуток на 6 серий не спасает), таких никаких персонажей и таких маразматичных сюжетов.
Мик Сент-Джон выиграет звание самого лоховского персонажа сразу в двух категориях - "частный детектив" и "вампир", причем в первой далеко обойдет всех героинь Донцовой. Его бьют в каждой серии. Его бьют даже хумансы. Время от времени сценаристы вспоминают, что он типа вампир, и он изволит изобразить какой-нибудь трюк, чаще всего - лениво попрыгать в режиме замедленной съемки. Не впечатляет.
Сценаристы собственный сценарий забывают на ходу. Про маразматичность сюжетов даже не знаю, с чего начать, а ведь я посмотрела только 6 с половиной серий. И унылые, главное, донельзя. Вот, например, пятая серия: Collapse )
Каждая серия в начале и в конце приправлена рассуждениями героя, банальность которых может соперничать только с пафосом. "Я думал, что я забыл... но я все помню". "Быть человеком... это, наверно, очень трудно. Особенно если ты вампир". И так по десятку реплик в серию.
И вот это убожество, граждане, вышло на экраны в 2007 году, в разгар сериального бума, после "Баффи" и "Ангела", я уж не говорю о романах Гамильтон и Харрис.
Будете смеяться, но я досмотрю это до конца. Может, там еще что-нибудь столь же угарное обнаружится.
С вами была Ёлка, Истребительница Хуйни и ваш главный гид в мире ненужного.
Нет, я не знаю, зачем вы читали то, что под катом:)

П.С. Отдельная песня - сабы. Они убегают вперед настолько, что кончаются на 5 минут раньше серии. Но тех, кто делал сабы, я как раз понимаю, плюнули небось и не стали ради такой фигни морочиться.
fall

Механика классического детектива

Инструкция для себя
Классическая детективная фабула представляет собой вершину сложности сюжетных конструкций. Под детективной фабулой сейчас имеется в виду не только фабула классического детектива, но и любого романа (а также эпизода или одной из линий романа), основанного на детективных принципах. Такой роман может быть чем угодно - бытовым, историческим романом, мистикой, фантастикой, фэнтези. Там, где речь не идет о классическом детективе, роль убийцы выполняет любая вообще тайна, которую читателю и героям предстоит разгадать.
Что отличает детективную фабулу от всех остальных? У нее есть незыблемые законы:
1.Разгадка должна быть доступна читателю - едва ли не с самого начала.
2.У читателя должны быть все ключи, логически приводящие к разгадке.
3.При этом ключи должны быть поданы так, чтобы читатель как можно дольше не мог прийти к разгадке - в идеале до самого финала.
4.Читатель знает то же, что знает герой, и наоборот. Имеются в виду ключевые для разгадки знания. Ни у кого нет форы.
Collapse )